Статьи
Если я буду так снимать кино, то просто умру
bg

Если я буду так снимать кино, то просто умру

Если я буду так снимать кино, то просто умру

Как контролировать съемочный процесс и гнуть свою линию? Какие качества помогают управлять командой? Как выдерживать стрессы на площадке? На эти вопросы ответил режиссер и сценарист Александр Хант. Путь Саши в киноиндустрии начался с того, что он подростком ходил по помойкам, лазал по крышам и снимал на видеокамеру все, что можно. Читайте, как это привело его к премии «Ника» за дебютный фильм и что помогало справляться со сложностями и творческими разногласиями.

1917_oooo.plus.png
Александр Хант

Досье

Образование: операторский факультет СПбГУКиТ, режиссерский факультет ВГИК.

Работа: снял несколько короткометражек: «В опере», «Ужин», «Энский Робинзон», «Муза», «Питер, Петербург!». Первый полнометражный фильм «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» получил премию «Ника» в номинации «Открытие года». Сейчас Александр работает над новым проектом «Межсезонье», картина выйдет в прокат в 2020 году. 


Работа режиссера — быть камертоном

С помощью режиссера настраивается вся съемочная группа: актеры, оператор, художник. Поэтому я должен четко понимать и формулировать, что собой представляет мой фильм. Конечно, выходя на площадку, я не знаю точно, каким он получится в итоге. Монтаж и съемки вносят свои коррективы. Но у меня есть четкое представление, чего в фильме быть не должно. И моя задача — донести это до всей команды.

Все началось с камеры

Я стал режиссером отчасти случайно. Сначала у меня просто появилась видеокамера. Я проводил с ней много времени: ходил по помойкам, лазал по крышам и снимал все, что можно. С тех пор я стал внимательнее смотреть кино, занялся фотографией, пошел в театральный кружок — и все это навело меня на мысль, что надо поступать на режиссера. Правда, в итоге я сначала выучился на оператора в Петербурге, а потом уже пошел на режиссера во ВГИК.

Работа над собой важнее, чем вуз и талант

Нельзя сказать, что человек без образования не сможет стать режиссером. В вузе вам в любом случае не дадут навыки, которые позволят так работать с актерами, вникать в материал и видеть монтаж, чтобы в итоге получилось кино. Для меня образование — это скорее возможность познакомиться с кинематографом как с наукой, изучить основы теории и историю. Учитель может подтолкнуть к этим знаниям. Но дальше в дело вступают самообразование, самоанализ и постоянная работа над собой. 

Талант — тоже ерунда. Можно быть очень талантливым, но не сделать за свою жизнь ничего. И в то же время абсолютно бездарный режиссер может снять огромное количество фильмов, примеры тому есть. Так что талант в любом случае требует работы, без этого ничего не выйдет. 

Мотивация — показатель профессионализма

Я всегда сам собираю съемочную группу. Хотя правильнее сказать, что это команда собирается вокруг меня. Люди приходят, потому что хотят принять участие в моем кино, и это очень важно. Для меня профессионализм обязательно равен мотивации. Человек, который формально выполняет свою работу, не горит ею, — это уже не профессионал. Поэтому если в моей команде вдруг появляются немотивированные люди, они неизбежно в какой-то момент сами отваливаются.

Горячее сердце, холодная голова

Управлять творческим коллективом сложно. Как говорил мой мастер, если на площадке все спокойно и никто не конфликтует, значит, что-то точно не так. Я пока сам нахожусь в поиске оптимального пути, но есть несколько вещей, которые помогают мне работать с командой:

  • Искренность. Я максимально откровенен с людьми, и это становится моим оружием. Моя задача  — чтобы команда верила в меня и в то, что я делаю. Искренность заставляет людей идти за мной, открываться, спокойно говорить о своих слабостях. 
  • Умение отстаивать свою позицию. Бывают ситуации, когда все говорят, что так будет лучше, а ты понимаешь: нет, не будет. В такие моменты стоит проявить волю и пойти против всех, потому что в итоге это на благо фильму.
  • Готовность быть жестким. В некоторых ситуациях, если происходит что-то недопустимое, нужно просто увольнять. Когда отвечаешь за весь коллектив и за успех проекта, очень важно уметь принимать такие решения. На самом деле даже для человека, которого ты выгнал, это будет полезнее, чем если бы ты оставил его в команде и продолжил терпеть его выходки.
  • Спокойствие в любой ситуации. Режиссер должен оставаться холодным и рассудительным, несмотря ни на что. Если я позволю себе кричать на площадке и устраивать истерику, это будет самой большой ошибкой.

Остаться в живых

Когда мы снимали «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов», у нас была 21 смена на весь фильм, и 21 день подряд мне казалось, что все идет не так. Я думал, только в кино бывает, что человека от эмоционального напряжения тошнит. Но мне на съемках постоянно было плохо. В какой-то момент я думал, что если я буду так снимать кино, то просто умру.

Я был в отчаянии, но продолжал работать. Терпение — это мое сильное качество. Если есть какая-то большая цель, это помогает не опускать руки. Кроме того, я утешал себя тем, что это все-таки моя первая работа: из-за неопытности я просто делал ошибку за ошибкой. Сейчас я воспринимаю свой фильм скорее как школу, через которую нужно было пройти. Вопрос в том, что будет со второй картиной. Говорят, для режиссера она самая сложная. Дойдем до съемок — посмотрим.