Статьи
Статьи
Проверено на себе: как попасть в одну из лучших компаний мира. Юрий Берченко (Google)
bg

Проверено на себе: как попасть в одну из лучших компаний мира. Юрий Берченко (Google)

Без истории о том, как попасть в Google, никак нельзя: эта компания занимает первые строчки множества рейтингов. Все хотят в Google, и у одного из наших самых ярких друзей-кейсеров Юрия Берченко получилось. Предшествовали этому переезд в Москву из Ставропольского края, поступление не туда, куда хотелось изначально, кейс-чемпионаты, карьера в FMCG, в консалтинге… В общем, читайте сами.


— Каким ты был на первом курсе? Что изучал, чем увлекался и задумывался ли тогда вообще о карьере?

— По поводу карьеры я был достаточно окрылен, как и любой первокурсник, вступивший во взрослую жизнь. Передо мной были сплошные возможности — по крайней мере так я себе представлял. Школа позади, я окончил ее хорошо и был волен делать что захочу. Продолжалось это, правда, первые недели две: потом началась активная учеба, и я понял, что в качественное обучение надо инвестировать много сил. Не знаю, насколько мой случай типичен: я поступил на факультет, на который изначально не целился, и нужно было дополнительно изучать множество малознакомых мне предметов.

— Если не секрет, куда ты поступил и на что рассчитывал изначально?

— Я хотел учиться на мировой экономике, но поступил на факультет товароведения и торговли, который подразумевал изучение физики, химии и естественных наук. И потом перевелся.

Так что у меня было два старта. Один, скажем так, нетипичный для студента: я учился тому, чему учиться особо не хотел. Из-за этого пришлось повременить с какими-то карьерными планами, чтобы удержаться и не вылететь оттуда. Первый курс был целиком посвящен учебе: я не отрывал головы от учебников, как, наверное, любой первокурсник. Даже если в школе ты был самым лучшим, во время учебы в хорошем вузе придется заново доказывать себе, что способен на многое. Ведь в твоей группе собрались такие же самые лучшие. Так что первая сессия была наполненной — со страхами и трясущимися коленками…

А второй старт был уже спокойнее. Я перевелся на факультет мировой экономики, который был мне ближе, и, наверное, с середины второго курса стал думать: а что дальше? Я уже поднимал голову от учебников, отрывался от учебной программы и постепенно задумывался о том, что в принципе мне интересно. Таким был старт.

— Как менялись твои карьерные планы от курса к курсу? И как ты их реализовывал?

— Хороший вопрос. Мне очень нравилась исследовательская работа. Свою первую курсовую я написал полностью самостоятельно. Мне понравилось досконально изучать проблему. Работа была посвящена чешской экономике. Я влюбился в эту тему, по косточкам разобрал всю Чехословакию и Чехию со Словакией отдельно.

Сначала я хотел заниматься наукой: ходил по конференциям в нашем университете и очень удивлялся, что я на них единственный второкурсник. Приходил, даже на трибуне что-то рассказывал, докладывал, пересказывал статьи, прочитанные в «Ведомостях» и «Коммерсанте». Но потом мне дали понять, что это скорее развлечение. На третьем курсе я осознал, что наука, настоящая наука — она другая, кабинетная, лабораторная, исследовательская. К 40 годам ты кандидат. Вернее, к 30 кандидат, к 40 доктор, а к 60… Утрирую, конечно, но тогда я воспринимал это так.

На третьем курсе я стал искать альтернативу. Открыл для себя кейсы, карьерные мероприятия. Первая карьерная ярмарка, на которую я сходил, была в МГИМО. Я стал смотреть стенды, на то, что есть Unilever, Mars, Procter & Gamble. То есть начал прикидывать, чем вообще можно заниматься. Собирал все брошюрки, буклетики, засыпал вопросами бедных начинающих сотрудников компании, которые обычно дежурят на этих стендах, и сделал для себя вывод: кейсы — это примерно та же наука, только живее, с добавлением командной динамики. И полностью погрузился в эту движуху на пару лет точно. В чем я только не участвовал: в игре L’Oreal, Procter & Gamble, чемпионате Unilever. Потом был Changellenge>>. Ну и пошло-поехало.

— Очень интересно. А были ли у тебя на первом курсе какие-то знакомства, которые в дальнейшем сыграли решающее значение?

— Вот на первом — нет. А на втором (уже на любимом факультете) люди, с которыми я учился, становились членами моей команды. Со многими я долгое время поддерживал отношения. Из старших я подружился с деканом. Тогда, на втором курсе, слова «ментор» я еще не знал, а сейчас, думаю, я назвал бы его именно так. По душам мы пообщались, наверное, всего 2–3 раза, но он успел дать мне очень ценные советы.

Вообще, к профессуре можно относиться по-разному. Иногда они говорят что-нибудь очень умное, а ты просто не слушаешь, потому что думаешь: «Да вы с другой планеты и не знаете, что получится, а что нет». Но одна фраза запала мне в душу. Глядя, как я бегаю по коридорам, суечусь с горящими глазами, декан с ухмылкой посмотрел на меня и сказал: «Юр, ты, конечно, молодец, но имей в виду, что в жизни троечники тебя, скорее всего, не пропустят». Я запомнил, что жизнь не всегда покоряется отличникам и нужно продираться сквозь преграды троечников. Наверное, он имел в виду блатных, а может, более посредственных людей, которых ты способен повести за собой.

В общем, можно сказать, что наиболее одаренные и активные сокурсники и декан посодействовали мне в карьере. Соратники помогали выигрывать кейсы, а декан задавал интересные вопросы и давал наставления.

— Здорово! Давай теперь вернемся к кейсам. Расскажи, какую роль они сыграли в твоей карьере и чем были полезны.

— Многие бы ответили, что кейсы научили меня мыслить структурно, работать с большим объемом информации, разделять гипотезы на рабочие и нерабочие. Я тоже скажу, что да, это так, но главнее всего — человеческий фактор. Какая бы задача перед тобой ни стояла — открытие магазина, строительство завода или любой другой проект —, ты должен решать ее с людьми.

Кейсы — идеальная учебная среда для развития навыка общения. Своего рода аквариум. При этом важно не то, как быстро ты умеешь плавать, а как ты уживаешься с сородичами. Стенки аквариума ограничены, так что никуда не уплывешь, а жить вместе как-то надо. Вот тут-то и надо уметь договариваться, обладать навыками переговоров, гибкостью. Кейсы дали мне этот инструментарий мягких навыков.

— Хорошо. Я так понимаю, твоим первым чемпионатом был юнилеверский?

— По-моему, это была деловая игра от Unilever. Но моим первым серьезным и громким успехом стал Danone. Когда мы выиграли российский финал и поехали в Париж, я просто не верил, что это происходит со мной. Поворотный момент.

— Можешь подробнее описать, что чувствовал, когда достиг такого успеха?

— Невероятную гордость. У меня ведь очень слабая база. Я приехал из глубинки, из Ставрополя, еле-еле поступил в Плехановский университет.

И тут — бац! — я капитан команды-победителя, собравшейся однажды в университетском кафетерии, которая толком даже кейсы не решала. Выиграли на каком-то кураже, везении. Может быть, сыграл роль командный фактор.

С другой стороны, был дикий животный страх, тотальный выход из зоны комфорта. Сначала надо было отстоять свой вуз, потом проявился патриотизм — отстоять Россию. Я очень серьезно воспринимал эту игру. Сейчас, с высоты прожитых лет даже смеюсь, насколько важны для меня были все эти слайды, игры. Вспоминаю ухмылки жюри и корпоративного менеджмента, для которых это была игра понарошку. В тот момент я вынес для себя, что, если хочешь чего-то добиться, надо сжать кулаки, причем не только тебе, но и всей команде. Мы натянулись, выгнулись в пружину, чтобы победить, и не спали по ночам. Думаю, каждая команда, которая когда-либо побеждала в решении кейсов, проходила через этот этап, когда мозг рушится, но вам нужно либо идти вперед, либо завязывать с этим делом и расходиться. Мы тоже были готовы бросить все и сдаться, но в итоге собрались, и победа пошла за нами.

— Очень вдохновляюще! А теперь перечисли пять вещей, которые ты своевременно сделал в университете и которые заложили основу для успешной карьеры.

— Номер один — факультет, на котором я учился. Я не побоялся разницы в 17 предметов, поэтому включился в гонку и перевелся туда, где мне было комфортно. Второе — то, что я не замкнулся на достигнутом. Стал смотреть, какие события происходят вокруг, отправился в Высшую школу экономики на первое занятие их кейс-клуба. Я приходил и слушал, никого там не знал, всего боялся, но при этом вышел за рамки своего вуза. Посещал «Формулу успеха» в МГУ, какие-то стартапы. В Вышке были кейсы, в МГИМО — модели ООН. Это все здорово расширяет горизонт.

Что еще прикольного я сделал? Очень активно развивал нетворкинг, в том числе в вузе. Читал стенды. Я удивлялся, почему люди не читают объявления о мероприятиях, лекциях. У нас был целый отдел, который занимался распространением информации. Сейчас это неактуально: есть Facebook, VK. С другой стороны, даже если там созданы группы, мало кто их читает и следит, что происходит в собственном университете. Я уже не говорю о Москве, где ежедневно проводятся десятки интересных мероприятий.

Я хотел быть в курсе того, что происходит вокруг, и тем самым владел информацией. На мероприятиях я знакомился с людьми, которых впоследствии приглашал в команды. Обрастал знакомствами с такими же неуемными, как я сам. Читал все Facebook-группы — не только типичные университетские, но и типа клуба иностранных студентов.

Опять же, я пытался познакомиться с более старшими людьми. Например, тусил в Ассоциации выпускников, ходил на их вечера, играл в потанинскую стипендию. Фишка в том, что там собирались люди с разных курсов, старшие и младшие вместе. Я наблюдал, как ведут себя старшие.

Так, узнаешь, что вон тот парень работает в PwC. «А что это за контора такая?», — спрашиваешь. «О, сейчас я тебе расскажу!» И ты узнаешь, что это аудит. «А что за ремесло такое?» «О, сейчас расскажу». Соответственно, я собирал факты о том, чем мы будем заниматься. Ты общаешься с реальным человеком, смотришь на него и думаешь: «Он мне нравится». А где он работает? Там-то там-то. И тебе автоматически начинает нравиться эта отрасль и компания.

— Можешь кратко рассказать о своей карьере, ее основных этапах и, возможно, поворотных моментах?

— После победы в Danone меня взяли туда работать. Через год я ушел, так как считал, что самые крутые работают только в консалтинге или инвестициях.

— А чем занимался в Danone?

— Я трудился в отделе по работе с поставщиками и закупками. Был частью проекта по строительству нового завода. Danone расширял свое производство в России, у нас в Подмосковье, и мы обеспечивали доставку оборудования и расходных материалов для нового завода. Кроме того, я был частью проектов по сокращению издержек по закупаемым материалам. Это интересная задача. Например, Danone требовались флаконы для йогуртов. И мы должны были удешевить себестоимость флакона с семи рублей до трех. Стенку потоньше сделать, использовать вместо фольги какую-нибудь бумагу или не красить бутылку (зачем, если она вся закрыта этикеткой?). Никто не заметит! А это краситель, дополнительные издержки, от которых можно отказаться. Примерно так.

— Почему решил пойти в консалтинг?

— У меня были очень хорошее резюме и репутация, особенно для молодого парня, покоряющего Москву. Я продолжал ходить на презентации BCG — консалтинговой компании. Влюбился в них, смотрел как на небожителей с классными ручками в пиджаках. Я сам ходил с такой ручкой полгода — металлическая, плотная, крутится так плавно. Думал: «Какие они красавцы, умные, говорят непонятно, но так складно. А какой ажиотаж вызывают! Приходят в университет — 300 человек на лекцию прибежали». Я понял: тусовка здесь, надо идти. Ну и зарплата в консалтинге была высокой, как говорили.

— И после Danone ты попал в консалтинг?

— Да, у меня была мечта — попасть в консалтинг, и я реализовал ее через кейсы. Я видел, что победителей приглашают на эксклюзивные мероприятия, что кейсы — это то, что в консалтинге любят. Да и вообще весь консалтинг — один сплошной кейс, поэтому я понимал, что рано или поздно своего добьюсь. И добился.

— И как развивалась твоя карьера в консалтинге?

— Очень стремительно. Консалтинговая жизнь меня просто поглотила, я кинулся в эту работу как в омут. Когда нужно было сжимать кулаки, я вспоминал Danone. Иногда это приходилось делать каждый вечер. Начальные позиции в консалтинге — это чистилище, выживание. Я работал до двух ночи ежедневно. Звонил маме и говорил: «Мам, я задерживаюсь на работе». Она не верила — говорила, что я ушел в загул, что невозможно каждый день так работать, и просила придумать что-нибудь посвежее. Доходило до того, что она звонила на ресепшен, трубку поднимал мой менеджер, и она спрашивала меня. Я говорил ей: «Ну что ты звонишь, позоришь меня». И так изо дня в день.

Но была и своя романтика, например, пицца по вечерам. Город засыпает, просыпается мафия, а ты еще спать не ложился и думаешь: «Я словно на вершине мира. Все спят, а я работаю — разве это не классно?» В общем, я очень бодро отработал шесть лет. У меня был неплохой для консалтинга рост — продвижение по службе каждые год-два в зависимости от уровня. Был стажером, потом аналитиком, старшим аналитиком, консультантом. Жизнь пролетела как страницы из принтера, со стремительной скоростью. Мое путешествие — калейдоскоп проектов.

— И после этого ты решил уйти в Google?

— Можно и так сказать. Я понимал, что пора подыскивать что-то другое. Консалтинг — это классный лифт, не только карьерный, но и жизненный. Он потрясающе прокачивает навыки коммуникации, командной работы, работы с данными, выносливость, умение организовать себя и остальных. Но в какой-то точке нужно принимать решение: ты здесь навсегда (тогда нужно успокаиваться и расти до директора, партнера, отдаться этой отрасли) или это все-таки не для тебя и ты хотел бы иметь жизнь чуть более спокойную, чуть более основательную и размеренную, более глубокую. В консалтинге, даже если ты на уровне партнера лет 15 делаешь проекты в сталелитейной промышленности, то все равно немного скачешь по верхам, что бы там ни говорили. А работая в индустрии, через два года естественно, будешь расширяться, углубляться.

Мне хотелось ответственности. Консультант же дает совет, к которому могут прислушаться, а могут и нет. Для меня это стало поворотным моментом. Мне хотелось принимать решения. Я не думал о Google, они сами мне позвонили. И я резко повернулся в сторону этой компании, изучил ее. Мы приятно пообщались с моим будущим менеджером и мне показалось: вот мой путь на следующие пять лет.

— Как я понимаю, твоими поворотными моментами были все-таки переход в консалтинг и потом уже звонок из Google.

— Думаю, позвони мне из Google через пару лет в консалтинге, я бы не отреагировал. Но звонок состоялся как раз в тот момент, когда я был готов идти дальше. В консалтинге я дошел до определенного логического уровня, и это совпало с приглашением из Google — замечательной компании, уникальной. Нельзя было не соблазниться этим предложением.

— Чем же ты занимаешься в Google?

— Продажами. Работаю с крупными компаниями, которые используют продукты Google для целей продвижения своего бизнеса. Такой business-development manager.

— Что бы ты посоветовал первокурсникам, которые только начинают карьеру?

— Я могу сказать что-то, а вы не напечатаете (смеется). Хотел бы посоветовать первокурсникам не торопиться с карьерой. Если ты достаточно умен, адекватен, любознателен, не любишь сидеть на месте, карьера сама тебя найдет. Постепенно ты поймешь, что хочешь делать. Первые три курса — это возможность разобраться в студенческой жизни и попробовать ее на вкус, ведь потом возможности окунуться в тот водоворот снова уже не будет. Лично я настолько люблю студенчество, воспоминания о нем, что пару лет назад, будучи бородатым мужчиной, вдруг решил поехать в студенческий лагерь моего университета и потусить там. «Ну а что, все то же самое, я там просто побуду!» Конечно, это совсем не то. Ты не можешь вернуться в студенчество, ты уже взрослый дядя, на тебя смотрят с недоверием: «Чего приехал-то?»

Я бы рекомендовал первокурсникам не передергивать, не передавливать кнопку «Срочно стать менеджером в белой рубашке с кожаным портфелем». Все успеется. При этом засиживаться, конечно, не стоит. Не надо замыкаться на своей группе, факультете. Нужно смотреть вокруг.

— Ты жалеешь, что делал что-то, связанное с карьерой? Может, ребятам стоит как-то развиваться необязательно с упором на еще одну строчку в резюме…

— Я пошел работать на третьем курсе. Возможно, раньше не стоит. Перефразирую первый совет: первые два года отвести под постройку фундамента (если сравнить карьеру с возведением здания). А на третьем-четвертом курсе, конечно, постепенно возводить первый и второй этажи. Итак, первые два года забиваем сваи: оглядываемся вокруг, заводим знакомства со студентами, преподавателями и просто разговариваем. И не стремимся доказать, что ты успел что-то на три месяца раньше, чем твой однокурсник. Кто-то успел, а ты, может, пока осматриваешься. Забивайте сваи, прокачивайте ораторские навыки, ходите по музеям, наполняйте свою голову разносторонними знаниями, которые потом, возможно, пригодятся. А сводить таблички в Excel в большой четверке вы успеете. Примерно так.

— Может быть, будут еще какие-то советы?

— Из неочевидного я бы советовал на первом курсе найти в университете факультет с иностранными студентами или место, где они обитают, и тусить с ними. Зайти и сказать: «Привет, меня зовут так-то, я учусь с вами в одном универе. Мне интересно, что вы тут делаете». Я так делал. Мне было проще — я жил в общаге. Эта штука сильно расширяет горизонт. Иностранные студенты могут рассказать много нового и интересного. К тому же ты еще английский прокачаешь, а потом на собеседовании в McKinsey блеснешь знанием сленга какого-нибудь UK или США.

Я вспоминаю одну свою знакомую, которая учится в самом крутом вузе страны. Как-то она сказала: «Да ну, что-то тухло. Думала, будет классно, а тут тухло». Фишка в том, что ей следовало бы почитать группу, вступить в научное сообщество, порешать кейсы. У многих ощущение, что они придут в вуз и ими займутся. Придет, как в армии, генерал или наставник и распишет: «Вот, что мы будем делать с тобой по месяцам, годам, кварталам и семестрам». Такие студенты могут ждать генерала или бойскаута годами и потом говорить: «Да, у нас все тухло». Блин, девочка, ты учишься в самом крутом вузе страны, там не может быть тухло. Мой совет: не ждать бойскаута, понять, что вообще происходит, поднять пятую точку с уютного дивана и побежать на какой-нибудь семинар, встречу или клуб, заседание которого организуется сегодня или завтра.


Теги

Получите карьерную поддержку

Если вы не знаете, с чего начать карьеру, зашли в тупик или считаете, что совершили какие-то ошибки, спросите совета у специалистов. Заполните заявку и консультанты Changellenge >> окажут вам помощь. Это отличный шанс вместе экспертом проработать проблемные вопросы и составить карьерный план.

Смотрите также