База знаний
Что творится с ценами на нефть. Очень коротко.
bg

Что творится с ценами на нефть. Очень коротко.

Что творится с ценами на нефть. Очень коротко.

За последние сто лет нефтегазовая отрасль пережила несколько кризисов, которые носили как экономический, так и политический характер. Но, как отметил Игорь Сечин, президент НК «Роснефть», падение цен на нефть, начавшееся в 2014 году, по скорости формирования кризиса превосходит все предыдущие. Что же происходит в отрасли?


Итак, спрос на энергоносители не уменьшается, а, наоборот, растет, свободных мощностей на рынке остается все меньше — не больше 5 % от потребления1. При этом почти половина из них недоступна мировым компаниям из-за войн, революций и санкций. Одновременно с этим мы видим, что цена на нефть с середины 2014 года снизилась практически втрое и стабильного роста пока не намечается. Явное несоответствие фундаментальных факторов нефтяного рынка и рыночных показателей очевидно даже для не слишком искушенного в вопросах нефтяной промышленности человека.
Одной из важнейших причин сложившейся ситуации является растущая роль финансовых игроков в формировании цены на нефть. Сегодня объемы фьючерсных торгов в несколько раз превышают объемы физически потребляемой нефти. Например, оборот одной только Чикагской товарной биржи CMEGroup по фьючерсному контракту на сырую нефть перед падением нефтяных цен в пять раз превышал мировой объем потребления сырой нефти2. Рост «бумажной» нефти превратил ее из энергоносителя в разновидность финансового инструмента, на который все больше влияют спекулятивные факторы. При этом стабильные поставки нефти жизненно необходимы для функционирования мировой экономики.
Надежды в плане снижения спекулятивных рисков сегодня возлагаются на государственное регулирование нефтяного рынка. Как бы то ни было, во многих странах государственное вмешательство в дела нефтяного рынка оказывает скорее негативный эффект. Например, недавно снятый в США запрет на экспорт нефти долгое время приводил к формированию у североамериканских нефтепереработчиков неконкурентных преимуществ перед европейскими, избыточное регулирование, чрезмерно строгая налоговая и акцизная политика, санкции в отношении отдельных стран способствуют регионализации и дисбалансу мирового рынка нефти.

 

Сложившееся положение дел вынуждает нефтяные компании по всему миру значительно уменьшать свои инвестиционные проекты. По итогам первых трех кварталов прошлого года инвестиции в нефтяном секторе уже упали примерно на четверть по сравнению с 2014 годом3, а в 2016 году международное рейтинговое агентство Moody’s ожидает дальнейшее снижение инвестиций в добычу еще на 20–25 %4. Нефтесервисные компании сокращают персонал, а это значит, что объем оказываемых ими услуг по разведке и разработке будет уменьшаться. В таких условиях небольшие и средние компании, не располагающие диверсифицированной ресурсной базой и достаточными запасами, становятся привлекательными объектами для поглощения.
Хорошая новость состоит в том, что сокращение инвестиций неминуемо приведет к восстановлению баланса спроса и предложения на рынке нефти. Плохая — в том, что чрезмерное снижение инвестиций в добычу может обернуться дефицитом нефти уже в ближайшее время.
Невозможность ведения адекватной инвестиционной деятельности в нефтяной отрасли с учетом ее длительного инвестиционного цикла может иметь значительные долгосрочные негативные последствия. Крупнейшие нефтяные компании увеличивали инвестиции еще в период высоких нефтяных цен, но результатом их вложений была только стабилизация объемов добычи, о росте речи часто не шло. Очевидно, что новая, «высокотехнологичная» нефть дается трудно и требует не только технологических инноваций, но и крупных инвестиций, а значит, и более высоких цен.